Ссылки для упрощенного доступа

Путь беженца. Украинцы из Мариуполя и волонтеры из Пензы


Волонтер Ирина Гурская. Кадр из фильма "Путь беженца"

Фильм Владимира Севриновского

Весной 2022 года, когда российская армия осаждала Мариуполь, для многих жителей города единственным шансом спастись был выезд на территорию России. Там украинских беженцев отправляли вглубь страны, в сеть пунктов временного размещения, обещая помочь с документами и адаптацией. Кто-то решил остаться в России, кто-то – отправиться в Европу или вернуться в Украину. По всей России возникли группы волонтеров, снабжающие украинцев необходимыми вещами и помогающие с переездом.

В Пензе помощь беженцам координировали два волонтера – экономист Ирина Гурская и юрист Игорь Жулимов. За счет добровольных пожертвований они привозили в лагерь лекарства, одежду и еду, покупали желающим билеты до границы с Эстонией, выплачивали деньги, которых многие так и не дождались от российских властей. Вскоре у самих активистов начались проблемы. Жулимову разрисовали дверь квартиры и прокололи шины автомобиля, Гурскую похитили, вывезли в лес, пытали и угрожали убить. После этого Ирина была вынуждена сама повторить путь своих подопечных, стать беженкой и покинуть Россию.

Их истории – в фильме Владимира Севриновского "Путь беженца".

Беженцы

Звук, будто тысячи граблей ударяются в землю

Я из Мариуполя, мне 34 года. У меня нет документов, моя квартира сгорела. Мы с мамой месяц на подвале просидели. Некуда было ехать. К нам пришли в подвал чеченцы и сказали: "Давайте, выезжайте". Мы шли под этими обстрелами, под бесконечными пулями, свистело над головой все.

Я из Мариуполя. 30 дней были в подвале, потому что у нас очень сильно бомбили. Звук, будто тысячи граблей ударяются в землю. Чеченские солдаты сказали, что есть выезд с 17-го микрорайона, что отходят автобусы, которые нас повезут в Ростов-на-Дону, типа эвакуация. На тот момент это был единственный "зеленый коридор", как мы могли выехать из этого ада. Нас вывезли в Володарск. Записались на фильтрацию, нас накормили, напоили, посадили в автобусы, мы поехали дальше. Приехали в Таганрог, а в Таганроге нам сказали, что стоит поезд, который идет на временное распределение. Мы начали раздумывать, но [человек, распоряжавшийся распределением] начал строго командовать, что никого не оставляет, все едут. И мы поехали. Хорошая комната, три кровати, но нас вдвоем поселили. Кормили три раза в день. Но если вы что-то хотите отдельно, куда-то в другой город, то это все за ваши деньги. В принципе, никто не держал. Нам сказали, что мы получим карточки сбербанковские, [на них] будет 10 тысяч. 26-е число – наши карточки пустые. У нас документов не было, сгорели. Нам сказали: мы вам восстановим. Мы всевозможные анкеты заполняли. Но оказывается, это удостоверение российское дает только право по территории России ездить. [А у нас] недвижимость осталась в Украине. Конечно, разрушена, но она есть. Мы же все равно вернемся в город родной, я думаю, там вопрос будут решать только с украинскими паспортами. То есть нам надо украинский документ. Везде пишут, что в первом украинском посольстве вам помогут с документами. Первое украинское посольство – это Эстония. Мы надеемся, что мы туда доберемся.

Что ж вы с нашим городом сделали

Сейчас племянник родной прислал тысячу дяде, чтобы дядя с голоду не сдох. Нам обещали, что 10 тысяч выплатят на каждого члена семьи. Мы не просили, чтобы с нашим городом сделали так. Ну захотели вы, сделайте как-то аккуратно. А что ж вы с нашим городом сделали, твари? Владимир Владимирович, ты классный парень, я знаю, что ты решительный, но зачем было город так? Мы нигде сейчас, между небом и землей.

Всю жизнь не будешь находиться во временном городке, на то он и временный. Деградируют люди, работать негде, смысла нет оставаться. Далеко от города, ты сидишь просто, кушаешь, спишь, кушаешь, спишь и все. Пожили, подумали и уехали. В Эстонию, в Европу.

Ирину, которая помогала нам, волонтера, задержали, непонятно, при каких обстоятельствах. Она очень помогала нам выехать, одежду нам покупала. Вот вам и добрые дела. Этого стоило ожидать, потому что они уже на нее зуб точили.

Волонтеры

Игорь Жулимов

Проделки "товарища майора"

Я – юрист частнопрактикующий, город Пенза. Меня знакомая попросила опубликовать пост в фейсбуке, чтобы собрать помощь беженцам. Сверх ожиданий денег собралось много. Когда раздавали гуманитарную помощь, с некоторыми беженцами пообщались, оказалось, есть желающие уехать. Оставили свои координаты, потихоньку все пошло. Обеспечиваем дорогу, транспорт, билеты, помогаем купить необходимые вещи, медикаменты, суточные даем – мы их назвали про себя "антипутинские". Путин не платит, я как-то говорю: "Ирина, путинские надо [заплатить]". – "Это не путинские – это антипутинские". Нам первый раз карточку заблокировали, когда недели две шел сбор, мол, непонятная активность на карточке. Значения этому не придали. В банке извинились, сказали, что сейчас карточку перевыпустят, работайте. Потом дважды в течение двух дней еще раз. Моя паранойя велит исходить из того, что это проделки "товарища майора". Последующие события с разрисовкой нам дверей квартир, с проколом шин на моей машине, меня в этой версии так и оставили. Обыск был, забрали мобильник. Я шучу уже: с последней группой беженцев пересеку границу. Капитан покидает корабль последним. И попрошу политического убежища.

Ирина Гурская

Последние твои минуты жизни

В феврале я потеряла сон, покой. Когда выходила на улицу, видела буквально разбомбленные города Украины, видела не целые дома, а руины. [Чувствовала], если я не начну что-то делать, то или просто сойду с ума, или… Был какой-то край. Когда я начала волонтерскую деятельность, стало легче...

Позвонили в дверь, открыла, увидела полицейских: "Поступила анонимная жалоба, что вы носите какие-то пакеты, коробки в квартиру. Поедемте в отделение на 10 минут". Поехала с ними. Они начали расспрашивать, сколько нас, что за организация у нас. Я говорю: "Никакая это не организация, мы сами". – "Кто вам присылает деньги?" – "Абсолютно разные люди, даже пенсионеры, кто-то 100 рублей, кто-то 300". Прошел целый час, вышла я оттуда полдесятого, уже достаточно стало темно.

Не успела я завернуть за угол, как увидела темную легковую машину, из которой резко сзади открылись дверцы, выскочили два человека в балаклавах, схватили меня, надели на голову шапку вязаную, запихали в автомобиль. Я говорю: "Что вы делаете?" Они мне зажали рот, матом говорили: "Сейчас все узнаешь". Стали выезжать в сторону аэропорта, все дальше и дальше. Я сквозь вязанную структуру шапки могла видеть огни, очертания их фигур. Огни пропали, наступила темнота. Они сказали: "Последние твои минуты жизни". Все это было матом, ором. Вытащили меня из машины, бросили на землю, как я поняла, взорвали светошумовую гранату, кричали: "С кем ты? Кто вас финансирует? На кого ты работаешь?" Я все рассказала: я волонтер, я и Игорь совершенно добровольно самоорганизовались. Люди просто приезжают, помогают. "Нет, ты говори правду, иначе будем отрубать тебе пальцы за каждое лживое слово". Били меня по голове, в грудину мягкими подушками кисти. Лицо было отекшим, небольшой синяк. То есть они знали, что делают.

Стали спрашивать, как разблокировать телефон. Сказали: "Сделай это своим пальцем. Если не сделаешь, сломаем тебе руки". Руку заломили. Тот, что справа, был особо свиреп, заламывал мою руку, невзирая на то, что я говорила, что очень больно. Рука сразу опухла. Я открыла телефон, они начали смотреть: о, сколько номеров украинских. Я говорю: "Вообще-то беженцы – украинцы". Они кричали: "Что ты не помогаешь бабушкам, зачем тебе эти украинцы? Ты понимаешь, что идет война?" Я говорю: "Вообще-то спецоперация". Они скачивали с моего телефона информацию, звонили кому-то, опять начинали задавать вопросы.

Мне казалось, что это бесконечность. Потом мы поехали, дорога размокла. Они меня выволокли за волосы, отвели от машины, сняли шапку, сказали не открывать глаза. Машина отъехала, я увидела, что недалеко торговый центр. Вышла, смотрю – время полтретьего ночи. То есть это продолжалось пять часов. Поняла, что мне надо уезжать из города. Начался мой путь беженца.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG