Ссылки для упрощенного доступа

Линия несвободы. Яков Кротов – о патриархе милитаризма


Тысячи или даже десятки тысяч людей сегодня спрашивают, как может патриарх Кирилл (Гундяев) соучаствовать во лжи Кремля, поддерживать вторжение России в Украину? Возможно, обиднее всего были для патриарха слова папы Франциска, который в начале мая не удержался и, нарушив все приличия, назвал главу Русской православной церкви "алтарным мальчиком Путина". В русской православной традиции точнее было бы, наверное, написать "пономарём Путина", но пономари (они же "алтарники") бывают и очень пожилыми людьми, а вот у католиков свечи носят и помогают священнику во время богослужения обычно именно подростки. Со стороны папы (и не его одного) в таком вопросе есть изрядное лукавство, потому что уж папа-то отлично знает, почему патриарх у Кремля на побегушках. Знает и всегда знал, только делал вид, что верит в самостоятельность патриарха.

В принципе, для понимания поведения патриарха достаточно одной детали: он не служил в армии, а учился в Ленинградской духовной семинарии. Теоретически его должны были призвать, но практически военкоматы "шли навстречу" советскому церковному руководству. В данном случае, руководителем оказался митрополит Никодим Ротов, который распознал в студенте Гундяеве большие способности и разрешил ему сдать экзамены экстерном. Ротов рукоположил Гундяева в священники, когда тому было 23 года, и сделал своим секретарём, через год послал в Женеву представителем во Всемирном совете церквей, а ещё через три года поставил ректором Ленинградской духовной семинарии и академии. Молниеносная карьера.

Патриарх Кирилл - не какой-то там мальчик на побегушках, не пономарь, он реально патриарх милитаризма

Замечу, что точно так же молниеносно сделал карьеру предшественник Гундяева на посту патриарха Алексий Ридигер: тоже не служил в армии, заключив брак (то ли фиктивный, то ли нет), досрочно окончил семинарию, в 21 год стал священником, в 32 года стал епископом и одним из высших руководителей патриархии. Впрочем, сам Ротов побил этот рекорд став, священником в 20 лет. При этом каноны – 14-е правило Трулльского собора – запрещают рукополагать в священники лиц моложе 30 лет. Так что можно считать всех этих персонажей лжесвященниками, лжеепископами и все их таинства считать ложными. Можно, но зачем буквоедствовать?

Хорошо известно и то, почему молодые люди сделали такую блестящую карьеру: они сотрудничали с тайной политической полицией, точнее с контрразведкой, представляли интересы Кремля на "церковном фронте", доказывая зарубежным христианам, что в России полная свобода религии. Не случайно даже в сентябре этого года Всемирный совет церквей не решился исключить Русскую православную церковь Московского Патриархата из числа своих членов, ограничившись беззубым призывом к миру. А как иначе, если нынешний патриарх начинал именно представителем Русской православной церкви при этой организации? Сколько вместе выпито чаю, написано резолюций...

Казус патриарха Кирилла уникален, однако, в другом отношении. На примере его семьи видно, что такое "селекция": как власть производила отсев непокорных и поощряла покорных. Дед Гундяева – железнодорожник, горячо верующий, отсидел 18 лет за борьбу с "обновленцами", так называли в начале 1920-х годов тех православных, которые стали служить Кремлю и его тайной политической полиции. Отец Гундяева отсидел в лагерях всего три года, попав туда в общей волне расправ с "социально чуждыми элементами" после убийства Сергея Кирова. Воевал (кстати, это делало его непригодным для священства, потому что священником не может быть человек, совершивший убийство, хотя бы и на фронте), после войны стал священником. Священником он стал в церкви на Смоленском кладбище Ленинграда – золотое дно. Против гонений на церковь никогда не протестовал. Правда, в 1960 году почему-то его перевели из этой церкви в не очень доходный храм в области, но, как только сын стал секретарём митрополита, он вернулся в Северную столицу.

18 лет – три года – и просто ни одного года в заключении, а 52 года в коридорах власти. Такая вот динамика. При этом мало было просто "не протестовать". У Гундяева был старший брат Николай (1940–2021), который особой карьеры не сделал. Младший брат явно тянул старшего за собой. Потом стал тянуть и сына старшего брата, сделав того уже во вполне зрелом возрасте (36 лет) священником и послав – правильно! – в Женеву, представителем при Всемирном совете церквей, а с 2010 года ещё и представителем Русской православной церкви при ООН, по правам человека. Тянуть тянул, но явно ни старший брат, ни племянник талантами не отличались. Карьеристов много, среди них идёт конкуренция, наверх пробиваются лучшие.

В чем же "лучшесть" Гундяева? К примеру, в 1975 году священник Глеб Якунин добился того, что на ассамблее Всемирного совета церквей рассматривали его письмо о гонениях на верующих в СССР. Собрались было осудить гонения, но... заработали закулисные механизмы – и не осудили. За кулисами был митрополит Никодим Ротов и архимандрит Кирилл Гундяев. Якунина арестовали и посадили, Гундяева повысили, сделали епископом, потом архиепископом, заместителем председателя отдела внешних церковных сношений. Именно Гундяев во время путча 1991 года писал двусмысленное послание патриарха Алексия Ридигера, которые могло быть истолковано обеими сторонами в свою пользу.

То, что Гундяев стал патриархом, показало, как крепко Кремль контролирует жизнь патриархии. Большинство епископов – люди с невысоким уровнем образованием, по Женевам и Ватиканам не ездили, компенсируют (в лучшем случае) набожностью недостаток кругозора. Но Кремль поставил в патриархи "европейца". Точно таким же был и патриарх Алексий Ридигер, и патриарх Алексий Симанский, и патриарх Сергий Страгородский. На верхушку торта водружают что-нибудь особенное, для завлечения гостей.

Патриарх Кирилл целиком оправдал оказанное ему доверие. Произносить речи с обличением западной демократии и свободы вообще он начал уже в начале 1990-х годов, но по-настоящему развернулся, став патриархом и активно сооружая паутину "Русского мира", как идейно, в речах, так и организационно, создавая – при помощи Кремля – приходы Руррской православной церкви по всему миру. Именно он по поручению Кремля организовал рейдерский захват, "объединение" эмигрантских приходов.

Так что Папа Римский ещё очень деликатно выразился. Патриарх Кирилл – не какой-то там мальчик на побегушках, не пономарь, он реально патриарх милитаризма, шовинизма, национализма. Не обсевок в поле, а сеятель, 54 года сеющий ложь и насилие. Ведь свои первые лживые речи он произнёс в 1968 году. Да, в год вторжения Кремля в Чехословакию Гундяев, ещё мирянин 22 лет, участвовал во Всехристианском мирном конгрессе в Праге. Да-да, именно в Праге.

Патриарх Кирилл в 2014 году не протестовал против вторжения в Украину, но и горячего одобрения не высказал. Многим хотелось верить, что это свидетельствует о его нормальности, христианскости, "некремлёвскости". Однако политику-то он вёл всё равно именно кремлёвскую: поносил патриарха Констатинопольского за предоставление автокефалии Православной церкви Украины, поносил украинцев за якобы насилие по отношению к приходам Московской Патриархии. Это было логичное продолжение всей многолетней деятельности Гундяева. Ведь это именно он в 1996 году разорвал общение с патриархом Константинопольским, когда тот поддержал эстонских православных в их решении вернуться из Московской Патриархии, куда их записали после оккупации Эстонии СССР в 1940 году, в Константинопольскую. Именно Гундяев в 1990-е активно травил украинских православных, когда те организовали Киевский патриархат и Украинскую автокефальную православную Церковь. Именно Гундяев организовал отлучение от Церкви (неканоничное, а потому недействительное) Глеба Якунина, в том числе за контакты с независимыми от Москвы украинскими православными. Но с церковной кафедры Гундяев говорил и говорит о себе как о мученике, который подвергался гонениям от безбожной власти, а о Якунине... О Якунине он просто не говорит, и это очень умно. Что до освящения оружия, благословения войны и подобного, то и здесь Гундяев ничуть не изменил своей позиции с того же 1968 года. Руководство Русской православной церкви всегда "боролось за мир" по методичке Кремля: осуждало агрессию США во Вьетнаме, но молчало об агрессии Кремля в Афганистане и других странах.

Сегодня Гундяев, скорее всего, вряд ли радуется тому, что его объявили невъездным многие страны мира. Но рассчитывать на то, что закоренелый номенклатурщик – настоящий, а не придуманный олигарх – выступит против Кремля, которому служил всю жизнь? Это было бы наивно и даже лукаво. Скорее всего, патриарх Кирилл, и не один он, утешает себя тем, что война когда-нибудь кончится, санкции когда-нибудь снимут, Папа Римский ещё пожмёт ему руку, и другие пожмут. У него богатый опыт, подсказывающий, что обострения приходят и уходят, а элиты остаются и предпочитают быть в хороших, "рабочих" отношениях друг с другом. Можно ли называть работой поддержание хороших отношений с такими людьми – это уже решать тем, кто свободен решать, что может через выборы повлиять на своих политиков, а через открытое, свободное обсуждение может повлиять даже на своих церковных лидеров. Таких возможностей у граждан России, включая верующих, нет, и это вполне устраивает патриарха Кирилла, и не его одного. Вот главная точка, откуда растёт несвобода. Как избавиться от этой точки и выйти на линию свободы, это уже каждый соображает и решает сам.

Яков Кротов – историк и православный священник, ведущий рубрики "Между верой и неверием" на сайте Радио Свобода

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG